Для подачи сигналов отъявленным злодеям у президентов есть стандартный набор инструментов на выбор. В сфере национальной безопаснос...


Для подачи сигналов отъявленным злодеям у президентов есть стандартный набор инструментов на выбор.
В сфере национальной безопасности наказание может стать своего рода искусством. Чтобы выбрать правильный инструмент воздействия и закрутить гайки до нужного уровня в наказание за плохое поведение, требуется тщательный анализ и вдумчивость, поскольку необходимо принимать во внимание, что по-настоящему важно для наказуемого, и какова ваша собственная конечная цель. Заявление США, а вслед за ними и ряда других стран, о высылке российских дипломатов и о закрытии консульства в Сиэтле в ответ на российскую химическую атаку на британской земле могло стать результатом такого вдумчивого анализа.
Но мне кажется, этим дело не ограничится. Я провела немало времени в ситуационном центре, участвуя в дискуссиях о том, как ответить на действия бесцеремонных глобальных игроков, таких как Владимир Путин и прочие, и я знаю, что у президента Дональда Трампа есть немало других средств, которые он может применить, если хочет наказать Россию (фашистское государство, признанное Законом Украины от 20.02.18 страной-агрессором). Пока он задействует только самые элементарные средства. Но вот что можно сделать дальше.
1. Ударить по боссу
В понедельник мы нанесли удар по путинскому «дипломатическому» корпусу (каждому в системе национальной безопасности известно, что большинство российских дипломатов — шпионы, ведь это один из самых плохо охраняемых секретов в мире дипломатии), выдворив 60 российских дипломатов и закрыв консульство в Сиэтле. Но выслать дипломатов легче всего — это следующий шаг после, скажем, резкого заявления для прессы. И последствия от этого не очень серьезные. В некоторых случаях выдворение дипломатов действительно ведет к снижению уровня официальных контактов между странами, однако российско-американскими делами занимаются не разведчики. Путин может получать всю необходимую ему информацию о США, потому что его разведслужбы глубоко внедрились в нашу инфраструктуру. Ему не нужны «дипломаты» в Америке, чтобы менять американское общественное мнение; он уже ведет информационную войну с территории России, которая проникает в США.
Так что следующей темой для обсуждения в ситуационном центре может стать вопрос о высылке российского посла. Мы не раз объявляли послов в США персонами нон грата. Такой шаг глубоко символичен и имеет серьезные последствия. Не имея своего посла в стране, Россия лишится возможности контактировать с президентом, госсекретарем и прочими высокопоставленными руководителями. Это определенно повышает ставки.
2. Ввести санкции
Не все санкции являются равноценными, и на разные случаи следует добавлять разные ингредиенты. Новый советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон поделился своим фирменным секретом с «Фокс Ньюс», рассказав о том, что если мы хотим наказать кого-то за плохое поведение, нам нужны не точечные, а обширные санкции. Пока Трамп утверждает лишь те санкции, на которых настаивает сенат. В августе он неохотно подписал Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций, которыми против России были введены новые карательные меры за ее кибератаки, деятельность на Украине, поставки оружия и прочее. Но Трамп претворяет их в жизнь не в полной мере. В этом месяце он также ввел и некоторые другие санкции в рамках собственных исполнительных полномочий, но они носят выборочный и в основном символический характер. На практике они не возымеют большого действия.
Мы знаем, что может воздействовать на Путина. Когда США в 2012 году ввели Закон Магнитского, запретив 18 российским представителям власти и бизнесменам въезд в США, заморозив их счета в американских банках и лишив их возможности пользоваться в будущем американской банковской системой, Путин в ответ пошел еще дальше и ввел запрет на усыновление российских детей американцами. Все стало ясно: Путину не нравятся санкции против людей и компаний, которые важны для него. Обширные санкции, от которых пострадают его друзья и ставленники, причинят ему боль — и это может стать лучшим сдерживающим средством. (Если мы пойдем на дальнейшие санкции такого рода, нам следует ждать ответных действий со стороны Путина. Вопрос для США заключается в том, стоят ли последствия от таких сдерживающих санкций тех неприятностей, с которыми мы столкнемся у себя в стране.)
Есть и другой вариант. Энергетические ресурсы чрезвычайно важны для российской экономики. Поэтому, если мы хотим пнуть Путина в самое больное место, обширные санкции против его нефтегазового сектора, введенные совместно с покупающими российские энергоресурсы европейскими странами, могут оказаться очень эффективными. Сегодня введение таких санкций маловероятно, потому что многим покупателям российской нефти и газа больше не к кому обратиться. Но если и когда они смогут диверсифицировать свои источники поставок, это станет тяжелой дубиной.
3. Начать кибервойну
Во время дискуссий об ответных мерах властей на плохое поведение всегда встает вопрос о тайных операциях. Наверняка многие в ситуационном центре думают так: если Россия ведет наступательные кибероперации против США, то почему бы и нам не сделать то же самое?
Руководитель американского кибернетического командования сказал, что не получал от Трампа распоряжений о проведении наступательных киберопераций против России. Но нам также известны слова Болтона, который заявил, что для сдерживания России нужна «кибернетическая кампания возмездия», и что она должна быть намного масштабнее. «Мы хотим преподать России (и всем прочим) урок о том, что издержки от будущих кибератак против США будут настолько велики, — заявил он, — что все их планы ведения кибервойн, хранящиеся в памяти, превратятся в электронную пыль». Таким образом, по мнению Болтона, вариант с кибернападением может выйти на первый план.
4. Начать игры разума
Информационная война и психологические операции — дело сложное. Мы и раньше ими занимались, но с разной степенью успеха. На протяжении десятилетий и особенно на пике холодной войны Информационное агентство США, являвшееся государственным ведомством, целенаправленно занималось программами общественной дипломатии за рубежом, в том числе, кампаниями по оказанию влияния. Информационное агентство было распущено в 1999 году, и сегодня работой по противодействию российской дезинформации занимается Центр глобального взаимодействия Госдепартамента. Но финансирование этого центра отложили, а сотрудников набирают очень медленно. Плюс к этому, даже когда его полностью укомплектуют и начнут финансировать, одно-единственное подразделение в составе Госдепартамента никак не сможет сравниться с той огромной организацией, какой являлось Информационное агентство США. И уж определенно этот центр никак не сможет тягаться с тем, что делают русские.
В перечень вариантов должного наказания России нужно включить дискуссию о том, нужны ли нам целенаправленные действия, чтобы кардинально изменить ситуацию и начать делать в России то, что русские делают в США. Речь идет о разработке и внедрении пропагандистских мер по оказанию влияния, введению в заблуждение и разложению российского народа. Вполне возможно, что уже сейчас есть тайные программы воздействия, не уступающие российским кампаниям дезинформации, либо идут дискуссии на эту тему. И можно с уверенностью говорить о том, что в российских кругах этот вопрос обсуждается часто.
5. Попробовать военный вариант
Военный ответ можно было обсуждать тогда, когда Россия вторглась в Украину и ввела войска в Сирию. Но если мы не рассматривали ответные меры военного характера тогда, то сейчас вообще трудно себе представить, как они могут стать темой обсуждения в ситуационном центре в ответ на химическую атаку.
Тем не менее, военный вариант никогда нельзя исключать. Конечно, наличие у России ядерного оружия меняет всю ситуацию, но поскольку вопрос о смене режима набирает популярность в кабинете, применение военной силы вполне может войти в повестку.
Россия подрывает международную безопасность, но есть и хорошие новости. Каждое совещание в ситуационном центре заканчивается подведением итогов с выводами. Подводя итоги дискуссии о мерах возмездия, участники такого совещания неизбежно отметят, что Соединенные Штаты и их партнеры идут на беспрецедентный шаг, чтобы привлечь Россию к ответственности за ее действия. Все это стало результатом тщательно продуманного процесса и стратегии взаимодействия с партнерами (все причастные к этому страны провели огромный объем работы в сфере разведки, дипломатии, политики и координации СМИ). Так что можно сказать, что политика администрации Трампа в отношении России работает. Теперь нам предстоит следить за тем, удержат ли такие меры Россию от ее международной кампании запугивания. Если нет, то нам придется думать дальше, что сможет ее устрашить.
Саманта Виноград — аналитик Си-Эн-Эн, занимающаяся вопросами национальной безопасности. При президенте Обаме она четыре года проработала в Совете национальной безопасности, а при президенте Джордже Буше работала в Министерстве финансов.
Politico (США)

Дописати коментар

Follow Us

Translate

Hot in week

Recent

Comments

Народ проти-політичне ток-шоу

Виберіть бажане відео, натиснувши "PLAYLIST" у лівому кутку цього програвача.

Google+ Followers

Варто подивитись

Виберіть бажане відео, натиснувши "PLAYLIST" у лівому кутку цього програвача.

Facebook

Кількість переглядів

Яндекс.Метрика
item