Цена Знамени над Рейхстагом: трагические судьбы знаменосцев Победы


«За послевоенные десятилетия о штурме Рейхстага написано много разных нафантазированных небылиц, которые по-русски называются враньем».
С.Неустроев, Герой Советского Союза, командир батальона участник штурма рейхстага
Операция по водружению Знамени Победы над рейхстагом 2 мая 1945-го года является символом войны для СССР, и одним из главных мифов советской пропаганды. Знамя Победы стало также и символом трагедии сотен погибших в попытках поскорей водрузить флаг. И трагическая судьба большинства знаменосцев после войны также многое говорит о советском строе. Об этом стоит вспомнить 9 мая.
Надо ли было штурмовать рейхстаг и почему флаг победы установили над родильным отделением?
Начнем с того, что на самом деле никакой тактической ценности в сражении за Берлин рейхстаг не представлял. Более того, символом германской власти рейхстаг не являлся — при Гитлере парламент стал декорацией, и начиная с 1942-го года не собирался вообще. Управление страной осуществлялось Гитлером из рейхсканцелярии, во дворе которой был сооружен бункер для фюрера. Однако советский вождь Сталин 9 апреля принял решение представить именно штурм рейхстага символом победы в войне. Видимо, потому что других зданий в Берлине советский вождь просто не знал.
Во время войны в рейхстаге немцы разместили Центральный военно-медицинский архив Германии и ряд подразделений госпиталя «Шарите», включая родильное отделение. По иронии судьбы на захват роддома и горы медицинских карт были брошены главные силы советской 3-й ударной армии.
Как сообщил на допросе командующий обороной Берлина генерал Вейдлинг, ключевым фактором сокрушения германской обороны стала потеря складов снабжения на окраинах Берлина. Это обрекло остатки группировки на прорыв и разгром. Вейдлинг заявил о капитуляции, поскольку к 27 апреля полностью лишился всякого снабжения и сопротивление стало невозможным. Именно из-за потери снабжения остатки немецких войск начали стихийно прорываться из Берлина, а не из-за падения рейхстага.
Но девять советских дивизий получили специальные Знамена Победы и вступили в страшную гонку — кто первый водрузит флаг. И все знаменосные дивизии понесли огромные потери.
Штурм рейхстага — как это было?
В рейхстаге, по оценкам комбата 150-й стрелковой дивизии Неустроева, сидело около 250 боеспособных немцев. Это было капитальное здание из 500 комнат. Рейхстаг надо было сносить артиллерией, а потом в развалинах брать в плен уцелевших. Но тогда было бы негде водружать флаг — поэтому во время артиллерийской подготовки применяли средние калибры артиллерии и реактивных установок, крупные калибры не применялись.
29 апреля первыми вышли к рейхстагу передовой батальоны 756-го полка 150-й дивизии (комбат С.Неустроев) и передовой батальон 380-го полка 171-й дивизии (комбат К.Самсонов). Главная тяжесть боев легла на 756-й и вскоре подтянутый 674-й полки 150-й дивизии. После героического прорыва к рейхстагу у них… почти закончились солдаты.
Чтобы преодолеть 350 метров простреливаемой площади 150-я дивизия организовала огневое сопровождение прямой наводкой по окнам из 89 стволов. Эта операция длилась весь день 30 апреля.
Согласно официальным данным и мнению многих исследователей, 30 апреля красный флаг на рейхстаге первыми установили бойцы разведвзвода 674-го стрелкового полка (командир — полковник Плеходанов). Состав группы: комвзвода лейтенант С.Сорокин, старший сержант В.Н. Правоторов, старший сержант И.Н. Лысенко, рядовые Г.П. Булатов, С.Г.Орешко, П.Д. Брюховецкий, М.А. Пачковский, М.С. Габидуллин, Н.Санкин и П.Долгих. Во время атаки Долгих погиб, Санкин тяжело ранен.
Еще один флаг хотел в числе первых водрузить боец 756-го полка Петр Пятницкий — но он был убит на ступенях рейхстага — позднее его флаг установили товарищи.
Группа Сорокина пошла в атаку вместе с двумя ротами батальона 674-го полка капитана Неустроева, и ворвалась в здание вместе с ротой лейтенанта Греченкова и ротой старшины Сьянова (в роте выбыли все офицеры, и не было кем в дивизии заменить выбывших). Первый флаг был установлен в 14.30. Очевидно, чуть позже был установлен и второй красный флаг — это была знаменосная группа из состава бойцов топографического взвода 86-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады в составе: капитан Н.Агеенко, сержант С.Япаров, сержант Б.Ямалтдинов и рядовой С.Копылов. Вместо того, чтобы снести рейхстаг тяжелой артиллерией, из ее состава выделяют группу знаменосцев, потому что у пехоты уже не хватает людей для продолжения уличных боев.
Рейхстаг был полностью взят после общего третьего штурма в 18.00.
Пропаганда — как политики сочиняют историю
На кадрах кинохроники, снятом знаменитым режиссером Романом Карменом постановочно, 2 мая 45-го, видно как советские бойцы врываются в рейхстаг. Изображены не официальные знаменосцы Егоров и Кантария, а именно бойцы 674-го полка — с флагом бежит и устанавливает Булатов, рядом с ним комвзвода Сорокин. Но двадцать лет после войны даже на этих кадрах дикторы утверждали, что флаг устанавливают бойцы 756-го полка Михаил Егоров и Мелитон Кантария.
Сейчас уже известно, что эти бойцы были заранее назначены героями и знаменосцами, для установки специального знамени.
Вот как рассказал о выдуманном подвиге комбат Неустроев:
«30 апреля, «около двенадцати часов ночи (время берлинское) в рейхстаг пришел полковник Зинченко.
— Капитан Неустроев, доложите обстановку…
Полковника интересовало знамя. Я пытался ему объяснить, что знамен много… Флаг Пятницкого установил Петр Щербина на колонне парадного подъезда, флаг первой роты Ярунов приказал выставить в окне, выходящем на Королевскую площадь. Флаг третьей роты… Одним словом, я доложил, что флажки ротные, взводные и отделений установлены в расположении их позиций.
— Не то ты говоришь, товарищ комбат! — резко оборвал меня Зинченко.— Я спрашиваю: где знамя Военного совета армии под номером пять?…
Стали выяснять, расспрашивать, оказалось, что… знамя в штабе полка, в “доме Гиммлера”.
Зинченко позвонил по телефону начальнику штаба майору Казакову и приказал:
— Организуйте немедленно доставку знамени Военного совета в рейхстаг! Направьте его с проверенными, надежными солдатами из взвода разведки.
Вскоре в вестибюль вбежали два наших разведчика — сержант Егоров и младший сержант Кантария. Они развернули алое полотнище. Ему суждено было стать Знаменем Победы!
Командир полка перед Егоровым и Кантарией поставил задачу:
— Немедленно на крышу рейхстага! Где-то на высоком месте, чтобы было видно издалека, установите знамя! Да прикрепите его покрепче, чтоб не оторвало ветром.
Минут через двадцать Егоров и Кантария вернулись.
— В чем дело?— гневно спросил их полковник,
— Там темно, у нас нет фонарика, мы не нашли выход на крышу,— смущенно подавленным голосом ответил Егоров.
Полковник Зинченно с минуту молчал. Потом заговорил тихо, с нажимом на каждый слог:
— Верховное Главнокомандование Вооруженных Сил Советского Союза от имени Коммунистической партии, нашей социалистической Родины и всего советского народа приказало вам водрузить Знамя Победы над Берлином. Этот исторический момент наступил… а вы… не нашли выход на крышу!
Полковник Зинченко резко повернулся ко мне:
— Товарищ комбат, обеспечьте водружение Знамени Победы над рейхстагом!
Я приказал лейтенанту Бересту:
— Пойдешь вместе с разведчиками и на фронтоне, над парадным подъездом, привяжи знамя, чтобы его было видно с площади и из “дома Гиммлера”. Про себя же подумал: “Пусть любуются им тыловики и высокое начальство”.
Минуты тянулись медленно. Но вот наконец… На лестнице послышались шаги, ровные, спокойные и тяжелые. Так ходил только Берест.
Алексей Прокопьевич доложил:
— Знамя Победы установили на бронзовой конной скульптуре на фронтоне главного подъезда. Привязали ремнями. Не оторвется. Простоит сотни лет.
В том далеком 45-м году я не мог предположить, что пройдут годы, в литературе, в том числе даже в исторической, будут писать: “30 апреля 1945 года Егоров и Кантария водрузили над рейхстагом в Берлине Знамя Победы! Слава им и троекратное “ура”!” Сейчас, на старости лет, я задаюсь вопросом: “А не велика ли честь для двух человек? Заслуга-то принадлежит солдатам, сержантам и офицерам трех батальонов! А не двум разведчикам!” Тогда же я об этом не думал».
Поэтому всю историю советская пропаганда подогнала под это решение политического руководства. Вот значимые факты этой истории:
1. Егоров и Кантария после занятия рейхстага вместе с специальным знаменем Военного совета были направлены в батальон Неустроева, и операцию по водружению их знамени на самом деле осуществил заместитель командира 1-го батальона 756-го полка украинец лейтенант Алексей Берест 1 мая.
2. Военное командование, включая маршала Жукова, считало, что первым красный флаг установили бойцы группы Сорокина днем 30 апреля, и на них всех выписали наградные листы на звезду Героя Советского Союза. Поэтому для официального пропагандистского фильма «Взятие Берлина» Роман Кармен снимал именно группу Сорокина, а также других знаменосцев — на кадрах также запечатлен командир взвода 1-го батальона Рахимжон Кошкарбаев. Но в результате Героя дали только одному — сержанту Лысенко, а официально первыми установившими флаг были объявлены Егоров и Кантария.
3. 1 мая фотокорреспондент «Правды» Темин сделал фото захваченного рейхстага с самолета — но флаг на нем не был виден, поэтому редакция «Правды» дорисовала знамя победы на куполе рейхстага. Поскольку ретушь была заметна и снимок был явно дорисован, то 2 мая Егоров и Кантария были отправлены вешать официальное знамя победы на тот самый купол, чтобы было похоже на снимок в газете.
4. Все советские корреспонденты и командиры на самом деле знали кто именно первым водрузил флаг над рейхстагом — группа Сорокина и Булатов. Но большинство озвучивало официальную версию, и 20 лет после войны в кино Кармена озвучивалось, что это Егоров и Кантария ставят флаг, а не реальные люди с хроники, и в фильмах вырезались кадры с настоящими знаменосцами, чтобы добавить новых фейковых героев.
5. Самый знаменитый фотоснимок установки Знамени Победы сделал корреспондент ТАСС Евгений Халдей. Фото сделано 2 мая, после сдачи Берлина. Халдей встретил троих разведчиков разведроты 82-й стрелковой дивизии и попросил их установить знамя для постановочного фото. Знамя Халдей привез из Москвы — его пошил из скатерти в столовой друг Халдея портной Израиль Кишицер. На фото знамя устанавливает Алексей Ковалев, помогает ему Абдулхаким Исмаилов, с автоматом рядом стоит Леонид Горичев. Разведчики и 82-я дивизия не принимали участия в штурме рейхстага, они отличились в боях за Берлин в другом районе. На снимке Исмаилова редактор «Правды» приказал заретушировать вторую пару часов на руке бойца — чтобы не было обвинений в мародерстве.
6. Даже после того, как Сталин умер и о событиях войны можно было говорить, советская пропаганда не стала исправлять свои ошибки и исправлять фальсификацию истории. На помпезном Параде Победы в 1965-м году знамя победы доверили нести все тем же Егорову, Кантария и… командиру батальона 380-го полка 171-й дивизии Самсонову! Хотя Егоров и Кантария были из 150-й дивизии, и первым в рейхстаг ворвались батальоны 674-го и 756-го полков.
7. Неустроев получил Героя Советского Союза, и к его чести не бросил память своего друга, замкомбата Береста. После многочисленных обращений и протестов о том, что именно Берест устанавливал знамя вместе с Егоровым и Кантария было записано в официальной истории войны. Но Героя Советского Союза Бересту не присвоили.
8. Командир 674-го полка Плеходанов написал свои мемуары о войне — но советская цензура отказалась их публиковать, и мемуары участника штурма рейхстага были опубликованы в самиздате! Они были изданы только после развала СССР.
Судьбы знаменосцев
1. Трагически сложилась судьба 19-летнего Григория Булатова, смелого разведчика, установившего первый красный флаг над рейхстагом и прошедшего множество смертельных боев и заслужившего ряд боевых наград еще до рейхстага. Он после войны был осужден за изнасилование, после освобождения запил, пытался бороться за правду, получил еще один срок за хулиганство, и за десять дней до Дня Победы 1973 года покончил жизнь самоубийством.
2. Алексей Берест, который на самом деле установил знамя победы, также человек трагической судьбы. В 1946-м году был уволен с должности замполита по обвинению в венерическом заболевании сифилисом. В 1948-м уволен из армии из-за обвинений в двоеженстве. Уехал в Ростов-на-Дону и в 1953-м был обвинен в хищении и осужден на 10 лет, срок сократили до 5. Тяжело переживал замалчивание его участия в установке знамени. Пользовался всю жизнь уважением боевых товарищей, которые не верили в серьезность обвинений и приговора, считали все дела против Береста сфабрикованными. 3 ноября 1970 года Алексей Берест вел пятилетнего внука Алексея на пригородный поезд на разъезде «Сельмаш». Внезапно в момент подхода скорого поезда в результате давки на рельсы упала трехлетняя девочка. Никто не успел ничего сделать — среагировал только Берест. Он оттолкнул своего внука в сторону, а сам метнулся на рельсы, и выбросил малышку из-под колес локомотива, спас девочку, но сам спастись не успел — и получил сильнейший удар. Берест не умер на месте, его можно было спасти. Но «скорая помощь» ехала более трех часов, и герой истек кровью. В 2006-м посмертно удостоен звания Герой Украины.
3. Михаил Егоров жил в своем селе после войны очень бедно, там не было ни асфальта, ни каких-либо благ цивилизации. Жил очень бедно, нормальный дом ему дали только в 1966-м году. Алкоголиком не был, но употреблял алкоголь регулярно. В 1975-м году сельсовет подарил Егорову его первую машину — новую «Волгу», и 20 июня двое односельчан попросили завезти их в соседнее село. На повороте «Волга» Егорова врезалась в грузовую фуру, Егоров и двое пассажиров погибли. Вдову Егорова лишили льгот
4. Мелитон Кантария свою известность конвертировал в большие блага, как это было принято в советской коррумпированной системе Грузии. Он стал членом Верховного совета Грузии, получил комфортабельную квартиру, престижное и известное коррупцией место работы — директор мясного магазина на рынке, где он был просто формально руководителем, который не мешал вести все дела теневым дельцам, разбогател. Помогал своим авторитетом вытащить из тюрем и сократить сроки для осужденных уголовников. Официально жил с двумя женами. В 1993-м когда Россия развязала войну в Абхазии, семья Кантария покинула свой дом и эмигрировала в Россию. Мелитон Кантария умер в декабре 1993-го, в разгар войны.
5. Алексей Ковалев жил в Киеве, служил в пожарной части на Урицкого, умер в 1998-м, похоронен на Лукьяновском кладбище. Его внук был депутатом районного совета.
***
Данный исторический текст привел сегодня в Фейсбуке Юрий Бутусов

Отримуйте Свіжі Новини в Telegram. Підписуйтесь на наш канал https://t.me/freshnewsua

Related

Політика 4334887768910150747

Post a Comment

Follow Us

Translate

Hot in week

Recent

Comments

ДокаZ

Виберіть бажане відео, натиснувши "PLAYLIST" у лівому кутку цього програвача.

Google+ Followers

Варто подивитись

Виберіть бажане відео, натиснувши "PLAYLIST" у лівому кутку цього програвача.

Facebook

Кількість переглядів

Яндекс.Метрика
item