Порошенко пойдет абсолютно на все, чтобы сохранить власть и избежать ответственности


Предвижу лицемерные всхлипы, что Петр Порошенко — никакой не олигарх, а, наоборот, президент Украины. 
Оказывается, можно совмещать: 90% олигарха, 10% президента, взбалтывать до однородности…
Об этом говорится в сегодняшней великолепной статье «Хроники олигархии: «слепой траст» с булавой» политического эксперта Александра Кочеткова для издания Politeka.
По базовым признакам — крупный капитал, функционирующий за счет близости с властью через политику и СМИ — Порошенко олигарх эталонный, подходит для юридических монографий. Хотя претендует на учебник по разделу «Спаситель Украины».

Сразу после триумфальной победы, весь такой воодушевленный, Петр Алексеевич в близком кругу сформулировал три эпохальные цели своего президентства, заслуживающие того самого учебника: он остановит войну, приведет Украину в Европейский Союз, создаст Поместную православную церковь.
По дороге цели постигли усушка и утряска. Мир заменился «минском», членство в ЕС — утешительным «безвизом», а Поместная церковь — уголовным делом против Вадима Новинского.
Собственно, о президенте почти все. А разговор об олигархе с булавой только начинается.
Характерная черта: ПАП единственный из олигархата, кто опирался на семейный капитал. То есть не победил в первичной схватке бизнесового молодняка за счет крепких челюстей и проворных лап, а действовал «от имени и по поручению». Хотя о своем студенческом кооперативе рассказывает охотно.
Не поддерживаю тех, кто рисует из Порошенко-старшего этакого «цеховика», сколотившего состояние при «совке». И уж совсем не верю в легенду, что из сепаратистского Приднестровья он выехал, якобы прихватив «общак» местных уголовников, который и лег в основу бизнес-империи. Никто бы «общак» Порошенко-старшему не доверил — при всех изгибах биографии калибр не тот.
«На самом деле важно, что отец будущего президента был человеком с предпринимательской жилкой, хорошими связями и, скажем так, без предрассудков в отношении источников дохода».
Еще важнее, что Петр Алексеевич вырос в атмосфере авторитарного главы семьи, который был недоволен его «мягкотелостью». И ставил ему в пример старшего брата. И у ПАПа сформировалась манера лукавить, скрывать просчеты, чтобы не нарываться на отцовский гнев, и выпячивать достижения.
С возрастом лицемерие плюс самооправдание стали доминирующими.
Как раз отсюда его модель поведения с «сильными мира», вроде Барака Обамы или Владимира Путина, когда ПАП приукрашивает и прогибается в надежде, что оно как-нибудь сложится. Отчаянно трусит, но рапортует о выдающихся успехах (узнаете Иловайск, Дебальцево?).
Защитницей маленького Пети выступала его мать. Что по итогу породило чрезмерное уважение к «сильным мудрым женщинам». И, как следствие, чрезмерный пиетет президента Порошенко к Ангеле Меркель и его крайне опрометчивая ставка на Хиллари Клинтон.
В ранние годы сформировалась и бизнес-модель олигарха Порошенко.
С теми, кто сильнее, он готов сотрудничать. Но только до тех пор, пока этот сильный не ослабнет, чтобы с лихвой поквитаться за свое унижение. Так было с Леонидом Кучмой и Виктором Януковичем.
С равными интригует, стремясь «развести по-максимуму». Классический пример — торговля с Юлией Тимошенко в 2005 году. Тогда ПАП втирал ЮВТ, что премьер — это неблагодарная работа, плоскостопие на всю голову, но Порошенко на нее готов, так как не стремится к политической карьере. А вот должность секретаря СНБОУ — это, мол, чистая синекура: всем рулить, ни за что не отвечать, идеально для перспективного политика ЮВТ.
И вроде бы Тимошенко прониклась красноречием. И заявила, что Петр Алексеевич ее убедил. И она готова сделать все, чтобы столь ценный и расхваливаемый пост секретаря СНБОУ достался… именно ему. И сделала.
Со временем он заслал «обратку», прокрутив Катерине Ющенко прослушку близких к Тимошенко людей, где они зубоскалят на тему, сколько еще протянет Виктор Андреевич. Скандал вышел термоядерным, хотя и непубличным.
Зато об ответе в виде коррупционного скандала, озвученного Александром Зинченко, знают все.
А вот со слабыми Порошенко не церемонится. Он до них не снисходит, поручая «отжимы» и поглощения своим менеджерам. Полагаю, Николай Мартыненко, Роман Насиров и многие другие могут поведать об этом в деталях. И не только СМИ.
Начальный — аграрный период — становления бизнес-империи Петра Порошенко прошел под руководством его отца. Это символически закреплено в том, что он является  руководителем фонда «Прайм Эссетс Кэпитал», управляющего активами семьи.
А в 1998 году Петр Алексеевич двинулся в политику. Причем сознательно ставя целью расширение бизнеса. Начал сотрудничать с Владимиром Литвиным, замом главы АП Леонида Кучмы. В результате появилась «Партия солидарности Украины». Литвин свел Порошенко с Николаем Азаровым. Тогда Петр Алексеевич и стал соучредителем Партии регионального возрождения «Трудовая солидарность Украины». Из корявого названия выпирает именно бизнесовый, а не электоральный подход.
С этого момента Порошенко-средний фактически возглавлял семейный бизнес. Схема была примитивной, как вантуз, но столь же эффективной. Выбирались привлекательные активы, вроде автозавода «Богдан» или судостроительного завода «Ленинская кузня». Затем, используя концы во власти, актив выкупался по минимальной цене. После, через ту же власть, собственность загружалась заказами. Или, как сейчас с «Рошен», лоббировалось расширение сети сбыта. Порошенко никакой будки не построил, он удачно прикупил построенное.
Впоследствии было сотрудничество с «динамовцами» Виктора Медведчука, «Нашей Украиной» Виктора Ющенко, снова «регионалами» — всегда с теми, кто был силой в данный момент.
«И проявились еще две особенности олигарха. Первая: он считает себя самым умным, поэтому вмешивается во все мелочи. Похоже на Игоря Коломойского, но без его готовности к широкому жесту и иронично-философского взгляда на жизнь. Поэтому с Коломойским работают ведущие, а с Порошенко — ведомые».
Вторая: скупость. Тот же Коломойский готов выложить дурные деньги за близкий по духу «95 квартал». Ринат Ахметов не жалеет средств для любимого футбола. Виктор Пинчук — для ностальгических акций, вроде концерта Пола Маккартни. Даже Дмитрий Фирташ — и тот тратится на баскетбол.
Был ли шанс на перерождение Петра Порошенко на посту президента? Минимальный, но был. Революция достоинства, Небесная Сотня, война за независимость — стимулов для катарсиса достаточно. Но вышло, увы, наоборот.
«И сегодня в Украине правит фарисейство. В политике. В президентстве. Тотальное фарисейство, когда провозглашаются цели, разделяемые обществом. А делается то, что умножает личное состояние и укрепляет власть, как гарантию безопасности».
С конформистом Ахметовым у Порошенко — сотрудничество, переходящее в совместный бизнес. Можно сказать, Марина Порошенко ведет программу на своем телеканале «Украина».
В тему — Жена Порошенко будет вести программу на канале Ахметова. Видео
С Фирташем-Левочкиным — зафиксированное еще в Вене взаимопонимание, что система власти должна сохраниться, а добробаты и волонтеры — приручены/уничтожены, как подрывающие олигархический консенсус. И это взаимопонимание благосклонно воспринято в Кремле.
С потерявшимся Пинчуком — нейтралитет, так как у того есть опора на внешние силы: Джордж Сорос и другие. Но это нейтралитет в пользу Порошенко, во всяком случае в пинчуковском медиа-холдинге.
С Коломойским — противостояние, но ИВК вынужден действовать осмотрительно, чтобы ненароком не подыграть Кремлю и не подставиться под раздражение мировых еврейских кругов, которых он и так напряг неизбирательной активностью.
Подозрительный и недоверчивый Петр Алексеевич сутками на работе и контролирует всех. Не существует никаких Кононенко, Луценко, Муженко, Грицака и прочих. Это — пальцы Порошенко. Которые порой и складываются в неприличную фигуру.
В бюджете аккумулированы средства для проведения любых выборов — хоть очередных, хоть досрочных. Есть договорняки о будущем со всякими ротшильдами и евробюрократами. Регулярные консультации с Кремлем.
«И все-таки Петр Порошенко отчаянно боится. До страшных снов. Потому что чувствует, как нарастает недовольство им».
Внешнее недовольство хроническим враньем и неисполнительностью, проявляемое Европой и Россией. А особенно США, где задумались, что ситуации в Украине оздоровит лишь срочная смена власти.
Недовольство внутреннее — со стороны патриотической части общества. И со стороны «братьев по крови». Тот же Арсен Аваков делает то, что говорит, а в диктаторских выражениях и намерениях не стесняется — это нравится отчаявшимся людям.
Поэтому президент Порошенко пойдет абсолютно на все, что поможет сохранить власть и избежать ответственности.
Как там насчет того, что делает нас сильнее? Если Украина переживет нынешние конвульсии олигархического консенсуса, то никакая недоимперия нам будет не страшна. Мы и европейцам напомним о великой Киевской Руси. А не переживет, то в грядущих учебниках истории рядом с Михаилом Грушевским, Петром Скоропадским и прочими лузерами будет записан не «слепой траст», а конкретный Петр Порошенко, олигарх и президент.

Related

Політика 8199336593973022542

Дописати коментар

Follow Us

Translate

Hot in week

Recent

Comments

Український кіно клуб

Google+ Followers

Варто подивитись

Виберіть бажане відео, натиснувши "PLAYLIST" у лівому кутку цього програвача.

Facebook

Кількість переглядів

Яндекс.Метрика
item